.
Связаться с нами Коптильни горячего копчения Минск ✌ -⭐-⭐-⭐-⭐-⭐-
ГлавнаяБлогРыбалкаПлоды легкомыслия

Плоды легкомыслия

assets/images/blog/072/piknik-u-okeana.png
Фото: smokehouse.by

Всегда приятно увидеть в витрине магазина новую книгу, посвященную любимому виду спорта. Взяв в руки книгу Д. Шашурина «С гарпуном под водой», я обрадовался вдвойне: помимо подводной охоты многие ее страницы посвящены рыбной ловле! Поэтому я с большим интересом принялся читать новинку. Скажу сразу — она разочаровала и огорчила меня.

На кого рассчитано произведение Д. Шашурина? Вопрос важный. Однако я не нашел на него ответа. На человека, который ни разу не любовался сквозь стекло маски подводным миром, а прочитав этот труд, стал страстным приверженцем подводного спорта? Нет. Просто читатель останется равнодушным. Он не побежит покупать ласты, трубку и маску, чтобы скорее, своими глазами узреть сказочное подводное царство. Автор не сумел увлечь его. Адресуется ли Д. Шашурин к начинающему охотнику под водой? Тоже нет. Эта книжка такому читателю вместо пользы может принести лишь вред из-за обилия неправильной информации, неточных, скорее ошибочных рекомендаций. Может быть, книга обращена к человеку, уже имеющему опыт охоты под водой? Опять-таки нет! Автор не рассказывает ему ничего нового, а многие утверждения вызывают лишь ироническую улыбку.

«С гарпуном под водой» начинается с рассказа о том, как впервые в нашей стране осваивалась маска, трубка, ласты. Пользоваться этим так называемым комплектом № 1 предельно просто, и об этом не однажды писалось в различных статьях и руководствах. Однако автор пытается объяснить старые и давно решенные вопросы. Он рассказывает о клапане на трубке и приходит к правильному выводу, что клапан не нужен. И вдруг через несколько десятков страниц пишет: «Кстати сказать, я понял, что избавился от клапана несколько опрометчиво». И это о приспособлении, пользование которым может привести к плачевным результатам, о чем известно каждому спортсмену-подводнику!

Книга Д. Шашурина огорчила меня не только как подводного охотника, но и как рыболова-спортсмена. Как можно пропагандировать запрещенный способ ловли, такой, как «тюкалка», о котором автор пишет со знанием дела! Не смущаясь, он рассказывает и о том, как охотился в районе пляжа «на самом людном месте». «Нет, я не домогался зрителей,— сообщает он.— Просто около этого места чаще всего встречались лобаны». Неужели Д. Шашурин не понимает, что подводное ружье — опасное оружие?! Пользоваться им в местах скопления купающихся — преступление.

Много неожиданных «открытий» можно сделать, прочитав книгу «С гарпуном под водой». Оказывается, что «самодур» «состоит из небольшого груза и лески с двумя голыми крючками». Зажим для носа существует для того, чтобы «дышать ртом через трубку и не затягивать одновременно носом воду», хотя общеизвестно, что зажим нужен для облегчения «продувания» ушей. А кто слышал о фотографировании под водой без бокса, просто погрузив фотоаппарат под воду? В книге говорится и об этом.

Далее: «...Федор, выбравшись на берег, отфыркивался, чтобы выдуть воду из носа, а она забила тоненькой струйкой из уха, как у клоуна в цирке». Фантазия вещь хорошая, но нужно знать меру!

Объем рецензии не позволяет мне подробно остановиться на ошибках, сделанных автором при описании обитателей подводного мира, а их не мало. Д. Шашурин приписывает свойства одной рыбы другой; путает их названия; утверждает, что «средиземноморские песчаные пляжи — все это тысячелетняя работа губанов, "неустанно шелушащих известково-кремнистые ракушки».

Особенно много путаницы вносит автор в описание акваланга: «Акваланг состоит из запаса сжатого воздуха в баллонах и редуктора, регулирующего отпуск воздуха». Коротко и ясно! Кроме того, Д. Шашурин утверждает, что «акваланг... позволяет опускаться на глубину в 50 метров». Но если уж приводится эти цифра (к слову сказать, неверная), то следовало бы указать, что по правилам, принятым в СССР, глубина погружения с аквалангом ограничена 40 метрами. Следовало бы также подчеркнуть (раз уж автор заговорил об акваланге, не имеющем отношения к теме), что подводная охота с аквалангом категорически запрещена.

Это лишь малая толика неточностей, имеющихся в книге. Чем же, спрашивается, привлекла она внимание издателей? Может быть, литературными достоинствами, чистотой, яркостью и образностью языка, свежестью стиля? Тоже нет! Написана она неровно; местами весьма вычурно, а местами, наоборот, развязно; язык неряшлив, засорен, неточен. Иногда приходится «продираться» сквозь слова, чтобы добраться до смысла фразы. Например: «Но у моих знакомых ахиллесова пята: они отправлялись на подводную охоту впервые и вполне самостоятельно». Или: «Но рыба всегда вне пределов досягаемости нашего трезубца, и, как бы мы друг друга не утешали, что только чуть-чуть отделяло нас от заветной добычи, мы знаем: без ружья не сделаешь ничего». Еще: «В недрах волн толкались и бесились песчинки, травинки, мусоринки. Из-за них несравненная, почти неаполитанская красота бухты ничуть не восхищала нас». И далее: «Я уповал на упорство, на глухое, бесчувственное, особенно к холоду, а также к призывам благоразумия, скорее на упрямство, и уж если чистосердечно, то на упрямство ослиное — выносливое и фанатичное. Буду, буду плавать, хоть тресну. Уповал, потому что умел вот так упираться; достигать... про упрямство не скажешь «вершин», скажу «достигать глубин упрямства». И еще: «Кроме налима в заметке упоминались раки с совершенно рекламной гарантией любому начинающему легко наловить несколько десятков их, если только он будет охотиться в Москве-реке не ниже Звенигорода». И наконец: «Отпуск так мал, что хочется как можно плотнее его использовать: успеть, увидеть, участвовать», «...залив похож на бутылку как в надводный анфас, так и в подводной профиль».

Достаточно примеров! Подобные «красоты» литературного языка и стиля встречаются почти на каждой странице. Работы для редактора, когда книга еще находилась в рукописи, было предостаточно, но он не проделал ее. Кроме того, рукопись нуждалась в компетентной консультации и проверке приведенных в ней данных. Это тоже не было сделано. И в результате: плохой подарок читателю — плод легкомыслия автора и редактора.





Оставьте ваш комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


Сообщить об ошибке на сайте:


Реклама